02.10.2015

Сибирская косуля на юге Красноярского края, фото В. Лесового
Сибирская косуля на юге Красноярского края, фото В. Лесового

Сибирская косуля на миграции, фото В. Кривоногова
Сибирская косуля на миграции, фото В. Кривоногова

Сибирская косуля в заказнике Большая Степь, фото В.Кривоногова
Сибирская косуля в заказнике Большая Степь, фото В.Кривоногова

О сибирской косуле замолвите слово…

Упомяни о Сибири в разговоре с ни разу не бывавшим здесь человеком, и первое, о чём он подумает, это медведи. Хозяин тайги – конечно, символ известный и мощный, однако обитает на наших просторах и другое животное, достойное считаться визитной карточкой сибирских просторов.

Это – сибирская косуля: грациозная, изящная и, к сожалению, живущая в вечной тревоге. Всё в ней словно предназначено для того, чтобы вовремя заметить опасность и скрыться от неё за сенью ближайших деревьев: и длинная подвижная шея, и высоко поднятая голова, и большие уши, постоянно прислушивающиеся к тому, что происходит вокруг, и стройные ноги, всегда готовые броситься в бегство.

Но – от чего убегает косуля? Кто или что ей угрожает?

Животное, издавна обитавшее на сибирских просторах, так же издавна было и традиционным объектом охоты. Причём в дореволюционной России эта охота никак не регламентировалась, а одним из самых популярных способов добычи животных был тот, который заодно можно назвать и самым варварским: оцепить приличную территорию кругом из охотников, собак и ружей, а потом медленно сжимать этот круг, убивая всё, что попадётся на глаза. Выживали при таком подходе, ясное дело, немногие, а погибали, в основном, самки и молодые животные. Но охота (которую позже взялись основательно регулировать) представляет собой не единственную опасность для косуль, ведь есть вещи, регулировать и ограничивать которые гораздо сложнее. Например, неостановимое развитие прогресса и цивилизации: чем больше территорий получает гордое звание «освоенные человеком», тем меньше территорий остаётся для дикой природы.

Несмотря на то, что косули являются видом, способным относительно успешно адаптироваться к меняющимся условиям обитания, такие вещи, как масштабные вырубки лесов, распашки степей, разрастание городов, появление новых дорог, трубопроводов, поселений и, самое главное, образование гидроэлектростанций и водохранилищ, не могут на них не сказаться.

Последнее особенно актуально для Красноярского края. Именно здесь расположен один из крупнейших в мире и второй по величине в России искусственный водоём – Красноярское водохранилище, созданное на Енисее при строительстве одноимённой ГЭС. Площадь «моря», как его называют жители края, составляет две тысячи квадратных километров, а длина береговой линии и вовсе перевалила за рубеж в полтора миллиона км, и даже неспециалисту понятно: появление такого крупного водоёма (вместе со строительством ГЭС) не могло остаться незамеченным местной природой.

Старожилы говорят: изменился климат, повысилась влажность, но и это не всё. Растянутое и в длину, и в ширину, водохранилище лежит аккурат на миграционном пути многих животных, в том числе и сибирских косуль. Незамерзающие участки Красноярского моря становятся для многих зверей серьёзной преградой…

«В первые годы после строительства ГЭС гибель косуль на берегах водохранилища была просто массовой», - признаются учёные. А численность грациозных животных, которая до 60-х годов минувшего века шла, что называется, в гору, после затопления снизилась чуть ли не в шесть раз.

Позже, природа попыталась отвоевать утраченные позиции, и вплоть до зимы 1996-1997 численность косуль в Красноярском крае всё увеличивалась, однако та самая зима, ставшая небывало суровой и многоснежной, положила конец этой тенденции. Массовая гибель животных снова привела популяцию к краю, за которым начиналась практически депрессия вида.

Итак, сложные климатические условия (к которым косуля, в силу особенностей своего организма, чрезвычайно восприимчива), всё возрастающее антропогенное воздействие, постоянный браконьерский пресс, совпадение ареала обитания косули с расселением человека… Такого «комплекта» факторов достаточно для того, чтобы превратить любое существование в самую настоящую борьбу, и косуля в этом смысле – не исключение.

Весна и осень – время путешествий…

На территории Красноярского края сибирская косуля представлена достаточно обособленными группировками, существующими в различных условиях и, соответственно, имеющими различные тенденции динамики численности. Две из этих группировок – бузимо-кантатско-кемская и улуйско-боготольско-ачинская – в 2012 году были включены в Красную книгу Красноярского края. На грани попадания в Красную книгу была и ещё одна, усольско-канская.

«Мы думали: всё, косули в этих местах больше не будет, – говорит о ней доктор биологических наук, профессор Сибирского Федерального Университета Александр Савченко, – Если раньше, приезжая сюда наблюдать за косулями, мы могли видеть их постоянно, то теперь приходится поджидать их целыми днями, а каждое появление животного – настоящее счастливое мгновение».

Места, о которых говорит профессор, сейчас можно обозначить как заказник «Большая Степь» - особо охраняемую природную территорию, созданную в 2011 году специально для того, чтобы не допустить исчезновения усольско-канской группировки косули. Именно по территории заказника пролегает её миграционный путь, а сама миграция представляет собой важнейшее событие в жизни животных.

Из года в год, направленные самой своей природой и эволюцией, косули совершают долгие переходы – весной и осенью. В дальний путь их толкают климатические условия: косули не приспособлены для того, чтобы выживать среди глубоких снегов, и потому, если где-то глубина снега в течение нескольких лет оказывается критической (больше полуметра – и косуле уже тяжело двигаться), животные начинают совершать регулярные миграции. Причём зимовку от места, где они проводят тёплое время года, могут отделять десятки, а порой и сотни километров.

В такой долгой дороге животные сталкиваются со множеством сложностей и препятствий, преодоление которых делает их весьма уязвимыми. Именно поэтому миграционные пути необходимо тщательно охранять: чем безопасней будет путь мигрирующих косуль, тем больше животных сможет его пройти и, соответственно, выше окажется численность популяции.

Такая стратегия и реализуется в Красноярском крае. За 4 года, прошедшие с основания заказника «Большая Степь», эта территория продемонстрировала значительный и, самое главное, стабильный рост популяции сибирской косули. Если в 2010 году ― за год до придания территории статуса особо охраняемой, ― учёные насчитали здесь всего 280 особей, то уже в 2012 году через «Большую Степь» во время весенней миграции прошло 400 особей косули. В 2013 году в заказнике было зафиксировано уже 720 животных, а в 2014 – 946 особей.

В 2015 году, этот показатель снова возрос: этой весной инспекторы и учёные насчитали в заказнике больше 1000 косуль.

Зима! Косуля, торжествуя…

Миграцию можно считать логической подводкой к другому важному этапу – зимовке. Из всех климатических условий и состояний именно зимовка имеет определяющее значение для выживаемости косуль.

И, к сожалению, это время – очень сложное для многих животных. Дело в том, что среди всех оленей именно косуля больше всего чувствительна к суровым морозам и перебоями с кормом. Её небольшой желудок неспособен вместить достаточно пищи, а пищеварительная система не приспособлена к максимально эффективному использованию кормов, насыщенных клетчаткой. Следовательно, для того, чтобы нормально существовать в зимних условиях, косуле приходится затрачивать гораздо больше энергии, чем, например, маралу или лосю.

Кроме того, косули часто гибнут от переохлаждения, а основную опасность зимнее время представляет для слабых особей – самых молодых или, наоборот, самых старых. Но человеку вполне под силу защитить их от гибели, и правильно организованные подкормка и охранные работы – мощный инструмент для защиты косуль.

Примерами того, как охраняются места зимовки косуль, могут служить расположенные в Красноярском крае заказники «Большемуртинский» и «Тальско-Гаревский». Именно здесь проводит снежное время года косуля бузимо-кантатско-кемской группировки, для которой последние десятилетия выдались довольно тяжёлыми. На миграционных путях, читай – на подступах к зимовке, её караулили сутками. Десятки машин, заполненных браконьерами, дожидались несчастных животных, чтобы тут же начать охоту, причём в большинстве случаев охота велась «из-под фары», то есть – совершенно варварским способом.

Оба заказника были организованы достаточно давно, что, однако, не останавливало нарушителей закона и, конечно, никак не могло повлиять на погодные условия. За пределами территорий люди и природа тоже были не слишком милосердны к животным, что и привело в конечном итоге к тому, что к 2012 году от всей группировки осталось не больше трёх сотен голов, а точнее даже меньше – около 260-280 особей.

Сейчас ситуация медленно исправляется, и если всё в том же 2012 на территории «Тальско-Гаревского» зимовало 24 особи, а в «Большемуртинском» - 172, то теперь их количество соответственно 52 и 301. В сумме же сегодняшнее состояние популяции почти на 100 голов превышает тот рубеж, после которого группировка была занесена в Красную книгу.

Ещё один «зимовочный» заказник, о котором следует упомянуть, – «Краснотуранский бор».

«Краснотуранский бор» расположен на берегу уже упомянутого водохранилища и своим названием обязан, во-первых, районной столице – Краснотуранску, а, во-вторых, раскинувшемуся на его территории сосновому бору. Интересная особенность: сосны здесь растут на песках, а в ветвях этих сосен преспокойно вьют гнёзда серые цапли (известные тем, что обычно предпочитают для гнездования лиственные деревья, а вовсе не хвойные).

Колония цапель с каждым годом здесь становится больше и больше, и точно так же увеличивается и численность зимующих на территории заказника сибирских косуль. Если в 2001 году их количество составляло чуть больше сотни голов, то сегодня результаты учётов демонстрируют цифру в 810 особей. Другими словами, за минувшие 14 лет численность косуль в заказнике возросла практически в 8 раз. Такими темпами обитающей здесь идро-курагинской группировке не «грозит» попадание на страницы краевой Красной книги, хотя и ослаблять бдительности защитникам природы не то, что не стоит, но и прямо противопоказано. Юг Красноярского края традиционно привлекает к себе внимание браконьеров из соседних регионов, и только постоянные рейдовые мероприятия вместе с активно предпринимаемыми превентивными мерами способны оградить животных от угрозы для жизни.

Больше, чем символ…

Возвращаясь к сказанному в самом начале, тонконогая и грациозная косуля действительно могла бы стать замечательным символом для Сибири в целом и Красноярского края в частности.

Однако, на деле, это пугливое животное значит намного больше. Не просто символ – но один из самых главных, один из приоритетных объектов охраны. Животное, ради сохранения которого, в Красноярском крае готовы на всё.

За последние годы и десятилетия именно человеческая деятельность (как охотничья, так и хозяйственная, а также промышленная) оказывали решающее влияние на судьбу косули, и потому ответственность за эту судьбу лежит в руках человека. Охранять не только самих косуль, но и основные места их обитания – вот главное, что можно сделать. И ключевой составляющей, способной решить эту задачу, является создание и поддержание функционирования особо охраняемых природных территорий. Причём не просто особо охраняемых территорий, а целого комплекса, целой системы, направленной на достижение одной цели.

Уже сейчас группа заказников, функционирующих на пути миграций и местах зимовок сибирской косули, демонстрирует свою эффективность. Нет смысла сравнивать сегодняшние данные по общему поголовью косуль на ООПТ с данными, скажем, двадцатилетней давности (ведь с тех пор количество охраняемых территорий в Красноярском крае успело существенно увеличиться), но можно ознакомиться с показателями последних лет, когда перечень направленных на сохранение косули заказников был неизменен. В общем-то, не нужно далеко ходить, достаточно сравнить текущий год с 2014 – и увидеть, что общая численность вида на ООПТ сейчас составляет 3535 против 2794 особей в прошлом году.

Три с половиной тысячи прекрасных, изящных животных, которые огромную часть своей жизни проводят в «позе настороженности» (во время кормёжки косули принимают её не реже двух раз в минуту!) и в чьём беге обычные прыжки чередуются с высокими, предназначенными для того, чтобы осмотреться и подать сородичам сигнал об опасности. Три с половиной тысячи животных, в чьей жизни и без человека достаточно поводов для беспокойства.

Три с половиной тысячи животных, которых, на самом деле, должно быть намного больше. И будет. Обязательно будет.

Дарья Лысенко,
Методист отдела экологического просвещения
КГКУ «Дирекция по ООПТ»





тел: 8-391-265-25-94

E-mail: mail@doopt.ru
 Написать в отдел экопросвещения.  Написать лично руководителю.